ВИКтор предлагает Вам запомнить сайт «"Веру - Царю, жизнь - Отечеству, честь - никому"»
Вы хотите запомнить сайт «"Веру - Царю, жизнь - Отечеству, честь - никому"»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

"Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов Отечества, любите враги ваша. Аминь"

Православные праздники

сайт посетили

счетчик посещений человек

Читать

О сайте

  • "Русской народности подобает всеобъединяющая
    и всеподчиняющая сила, но каждой народности
    да будет свобода во всем, что этому объединению
    и этому подчинению не препятствует".

    Император Александр III

Новички

1041 пользователю нравится сайт lawyer-russia.mirtesen.ru

Последние комментарии

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ
Огромное СПАСИБО автору публикации.
ВИКТОР КУЗНЕЦОВ Завещание Валентина Распутина
Виктор Кедун
Они уже..... бомжи!
Виктор Кедун Наталия Витренко: Украина - государство-смертник. (ВИДЕО)
Жанна Чёшева (Баранова)
Константин Ионов (К.Р.А.Б.Е.К.)
.
Константин Ионов (К.Р.А.… Он им сам подсказал кого принести в жертву
Жанна Чёшева (Баранова)
Василий Луна
Сергей Похвалов
Олег Чернов
юрий иванов
Людмила С.

Поиск по блогу

Славная страница русско-советской войны: "святые отроки России".

развернуть

Image

Атака юнкерской роты Дроздовского полка у хутора Капустина. Картина художника Андрея Ромасюкова (С.-Пб.)

Автор: Антон Туркул   источник: http://noviknn.ucoz.ru/forum/6-145-1

«Знают все, как плечом к плечу с офицером и солдатом ходили в атаки в наших цепях гимназисты, реалисты, кадеты — дети Добровольческой армии. В строю шли вместе в огонь офицеры, студенты, солдаты из пленных красноармейцев и дети-добровольцы.

Мальчики-добровольцы, о ком я попытаюсь рассказать, может быть, самое нежное, прекрасное и горестное, что есть в образе Белой Армии. К таким добровольцам я всегда присматривался с чувством жалости и немого стыда. Никого не было жаль так, как их, и за всех было стыдно, что такие мальчуганы обречены с нами кровопролитию и страданиям. Кромешная Россия бросила в огонь и детей. Это было как жертвоприношение.

Подростки, дети русской интеллигенции, всюду поголовно отзывались на наш призыв. Я помню, как, например, в Мариуполе к нам в строй пришли почти полностью все старшие классы местных гимназий и училищ. Они убегали к нам от матерей и отцов. Они уходили за нами, когда мы оставляли города. Кадеты пробирались к нам со всей России.

Русская юность без сомнения отдала Белой Армии всю свою любовь, и сама Добровольческая армия есть прекрасный образ юности русской, восставшей за Россию.

Мальчуганы умудрялись протискиваться к нам сквозь фронты. Они добирались до кубанских степей из Москвы, Петербурга, Киева, Иркутска, Варшавы.

Сколько раз приходилось опрашивать таких побродяжек, загоревших оборвышей в пыльных стоптанных башмаках, исхудавших белозубых мальчишек! Они все желали поступить добровольцами, называли своих родных, город, гимназию или корпус, где учились.

— А сколько тебе лет? — Восемнадцать, — выпаливает пришлый, хотя сам, что называется, от горшка три вершка. Только головой покачаешь.

Мальчуган, видя, что ему не верят, утрет обезьяньей лапкой грязный пот со щеки, переминается с ноги на ногу.

— Семнадцать, господин полковник. — Нет, не ври.

Так доходило до четырнадцати. Все кадеты, как сговорившись, объявляли, что им по семнадцать.

— Но почему же ты такой маленький? — спросишь иной раз такого орла. — А у нас рослых в семье нет. Мы такие малорослые.

Конечно, в строю приходилось быть суровым. Но с такой нестерпимой жалостью посмотришь иногда на солдатенка во все четырнадцать лет, который стоит за что-нибудь под винтовкой, сушит штык, как у нас говорилось. Или как внезапно падало сердце, когда заметишь в огне, в самой жаре, побледневшее ребяческое лицо с расширенными глазами. Кажется, ни одна потеря не била так по душе, как неведомый убитый мальчик, раскидавший руки в пыльной траве. Далеко откатилась малиновая дроздовская фуражка, легла пропотевшим донышком вверх.

Мальчуганы были как наши младшие братья. Часто они и были младшими в наших семьях. (…)

Быстрая река мчалась за хутором. За нею полегли красные.

Девятая рота полковника Двигубского кинулась атаковать деревянный пешеходный мост. Красные из-за реки атаку отбили. Рота у моста залегла под пулеметным огнем. Стонали раненые, воздух сухо гремел от огня. Весь полк лег цепями вдоль речного берега. Бой разгорался. (…)

Я посмотрел в блещущее поле. К нам с тыла, поднимая тонкую пыль, скачет на сером коне генерал Деникин со штабом под желто-черным георгиевским значком. Значок трепещет на солнце над головами конвойцев куском расплавленного золота.

— Немедленно в атаку, вброд! - крикнул мне Жебрак.

Никто из нас не знал, есть ли брод и какая глубина, но я проворно вынул из кармана бумажник, портсигар, часы, умял все в фуражку, чтобы не промочило, скомандовал: — Рота, за мной!

Червонный значок блистал все ближе. Каждому казалось, что седой Главнокомандующий смотрит только на него. Я бросился с берега, за мной вся рота, выбивая шумные каскады воды. (…)

Три взвода в моей роте были офицерские, а четвертый — мальчишеский. Все грозные воины четвертого взвода были, собственно, подростками-мальчуганами.

Мы их звали баклажками, то же, что фляги, необходимая принадлежность солдатской боевой амуниции. Но в самой фляжке, мирно и весело побрякивающей у солдатского пояса, ничего боевого нет.

Удалые баклажки кинулись с нами в реку, но тут же все поголовно ушли под воду.

Ребятам четвертого взвода, пускавшим пузыри, по правде сказать, приходилось все время помогать, попросту вытаскивать их из воды, как мокрых щенят.

Вода была под мышки. Одни наши мокрые головы да вытянутые руки со сверкающими винтовками были видны над водой.

Под бешеным огнем мы переправились через реку. Мокрые, сипло дыша, выбрались на берег, и надо было видеть, как наши мальчуганы, только что наглотавшиеся воды и песка, с удалым «ура» кинулись в атаку на красные цепи, засевшие у берега, на дома, откуда звучали дробно пулеметы. Красные отхлынули. Мы взяли хутор. Потерь у нас было немного, но все тяжелые: было восемь раненных в головы и в руки, в воде. Река, которая было замутилась и покраснела от крови, мчалась снова со свежим шумом. Девятая рота, едва мы перешли реку, пошла лобовой атакой на мост. Мост взят. А впрочем, генералом Деникиным уже описана вся эта удалая атака в его записках.

После боя на зеленом лугу, полуголые, смеясь, выкручивая и выжимая рубахи, подштанники, как радовались все и как были счастливы, что нашу атаку наблюдал сам Главнокомандующий. Мы слегка посмеивались над нашими баклажками.

— Не будь баклажек,—говорили в роте,—куда там перейти реку. Спасибо четвертому взводу, помог — всю воду из реки выхлебал...

Баклажки не обижались.

Вспоминаю еще, какие пополнения приходили к нам на поход. Одни мальчуганы. Помню, под Бахмутом у станции Ямы с эшелоном первого батальона пришло до сотни добровольцев. Я уже командовал тогда батальоном и задержал его наступление только для того, чтобы принять их. Смотрю, а из вагонов поскакали, как горох, самые желторотые молокососы, прямо сказать, птенцы.

Высыпали они у вагона, построились. Звонкие голоса школьников. Я подошел к ним.

Стоят хорошо, но какие у всех детские лица! Я не знаю, как и приветствовать таких бравых бойцов.

— Стрелять вы умеете? — Так точно, умеем, — звонко и весело ответило пополнение.

Мне очень не хотелось принимать их в батальон, сущие дети. Я послал их на обучение. Двое суток гоняли мальчуганов с ружейными приемами, но что дальше делать с ними, я не знал.

Не хотелось разбивать их по ротам, не хотелось вести детей с собой в бой.

Они узнали, вернее, почуяли, что я не хочу их принимать. Они ходили за мной, что называется, по пятам, они шумели, как галки, упрашивали меня. Все божились, что умеют и стрелять и наступать.

Мы все были тогда очень молоды, но была невыносима эта жалость к детству, брошенному в боевой огонь, чтобы в огне быть сожженным, истерзанным.

Не я, так кто-нибудь другой должен был все же их взять с собой.

Со стесненным сердцем я приказал разбить их по ротам, а через час, под огнем пулеметов и красного бронепоезда, мы наступали на станцию Ямы, и я слушал звонкие голоса моих удалых мальчуганов.

Ямы мы взяли. Только один из нас был убит. Это был мальчик из нового пополнения. Я забыл его имя... Над полем горела вечерняя заря. Только что пролетел дождь, был необыкновенно безмятежен, чист светящийся воздух. В долгой луже на полевой дороге отражалось желтое небо. Над травой дымила роса.

Тот мальчик в скатанной солдатской шинели, на которой были капли дождя, лежал на дороге, в колее. Почему-то он мне очень запомнился. Были полуоткрыты его застывшие глаза, он смотрел на желтое небо. (…) Я сложил крестом на груди совершенно детские руки, холодные и в каплях дождя.

Тогда, как и теперь, мы все почитали русский народ великим, великодушным, смелым, справедливым. Но какая же справедливость и какое великодушие в том, что вот русский мальчик убит русской же пулей и лежит на колее, в поле?

И убит он за то, что хотел защитить свободу и душу русского народа, величие, справедливость, достоинство России.

Сколько сотен тысяч взрослых, больших должны были бы пойти в огонь за свое Отечество, за свой народ, за самих себя вместо того мальчугана. Тогда бы ребенок не ходил с нами в атаки. Но сотни тысяч взрослых, здоровых, больших людей не отозвались, не тронулись, не пошли. Они пресмыкались по тылам, страшась только за свою еще упитанную в те времена человеческую шкуру.

А русский мальчуган пошел в огонь за всех. Он чуял, что у нас правда и честь, что с нами русская святыня.

Вся будущая Россия пришла к нам, потому что именно добровольцы, эти школьники, гимназисты, кадеты, реалисты, должны были стать творцами России, следующей за нами.

(...) Бедняги-офицеры, романтические штабс-капитаны и поручики и эти мальчики-добровольцы. Хотел бы я знать, каких таких «помещиков и фабрикантов» они защищали?

Они защищали Россию, свободного человека в России и человеческое русское будущее. Потому что все русское будущее, честная русская юность вся была с нами. И ведь это совершенная правда.

Мальчуганы всюду, мальчуганы везде.

Я помню, как в том же бою под Торговой мы захватили у красных вагоны и железнодорожные площадки. У нас еще не было тогда бронепоездов. И в Торговой наши добровольцы-артиллеристы и пулеметчики устроили свой скоропалительный и отчаянный бронепоезд.

Простую железнодорожную платформу загородили мешками с землей и песком, за такое прикрытие вкатили пушку и несколько пулеметов. Получился насыпной окоп на колесах.

Эту товарную площадку прицепили к самому обыкновенному паровозу, не прикрытому броней, и необычайный бронепоезд двинулся в бой.

Каждый день он дерзко кидался в атаки на бронепоезда красных и заставлял их уходить одной своей удалью. Но после каждого боя мы хоронили его бойцов. Тяжелой ценой добывались эти победы.

В бою под Песчанокопской на него навалилось несколько батальонов красных. Красные всегда наваливались на нас числом, они всегда подавляли нас «массой», человеческой икрой. Наш бронепоезд отстреливался из своего легкого полевого орудия, не умолкая. Разметало все его мешки с песком, разворотило железнодорожную площадку. Он отбивался. Им командовал капитан Ковалевский. От прямых попаданий бронепоезд загорелся. И тогда только он стал отходить. Он шел на нас как громадный столб багрового дыма, но все гремела его пушка. Капитан Ковалевский и большинство команды были убиты, остальные переранены.

Горящий бронепоезд подходил к нам. На развороченной железнодорожной площадке, среди обваленных и обгоревших мешков с землей, острых пробоин, тел в тлеющих шинелях, среди крови и гари стояли почерневшие от дыма мальчики-пулеметчики и безумно кричали «ура».

С боевыми почестями мы похоронили доблестных. А на другой день новая команда уже шла на эту отчаянную площадку, которую у нас прозвали почему-то «Украинской хатой». Шли беззаботно и весело, даже с песнями. И все они были юноши, мальчики по шестнадцать, семнадцать лет.

Гимназист Иванов, ушедший в Дроздовский поход, или кадет Григорьев — запишет ли кто и когда хотя бы только десятки тысяч всех русских детских имен?

Я вспоминаю гимназиста Садовича, пошедшего с нами из самых Ясс. Был ему шестнадцатый год. Быстроногий, белозубый, чернявый, с родинкой на щеке, тощий, что называется, шибздик. Как-то странно подумать, что теперь он стал настоящим мужчиной с усищами.

В бою под Песчанокопской прислали ко мне этого шибздика от взвода для связи.

В Песчанокопскую мы вошли после короткого, но упорного боя. Моя вторая рота получила приказание занять станцию. Мы подошли к ней в темноте. Я отправил фельдфебеля штабс-капитана Лебедева со второй полуротой осмотреть станцию и пути. Тогда-то Садович и попросил у меня разрешение тоже посмотреть, что делается на станции. Я разрешил, но посоветовал быть осторожным.

Полурота шла по путям. Садович метнулся к станции. Стояла глубокая тишина. Станция, по-видимому, была оставлена красными. Я приказал ввести туда всю роту, а сам пошел вперед.

Шаги глухо раздавались в пустых станционных залах. Я вышел на перрон. Там маячил один подслеповатый керосиновый фонарь. Кругом налегла черная ночь.

Вдруг показалось, тень промелькнула в желтоватом круге света, в потемках послышался шум, глухая возня, подавленный крик: — Господин капитан, госпо...

Я видел, как трое напали на четвертого, маленького, и узнал, вернее, почувствовал в маленьком нашего шибздика.

Я побежал туда с маузером. Садовича душили. Выстрелами я уложил двоих. Третий нырнул в темноту, но Садович уже очнулся и кинулся за ним.

Они пронеслись мимо меня в потемках, глухо топоча. Я слышал их быстрое дыхание. Садович нашел третьего и с разбега заколол его штыком.

Трое были красной засадой на оставленной станции. Здоровые, с бритыми головами, в кожаных куртках, вероятнее всего — красноармейские чекисты.

Павлик, мой двоюродный брат, красивый, рослый мальчик, кадет Одесского корпуса, был тоже баклажкой.

Когда я ушел с Дроздовским, он был у своей матери, но знал, что я либо в Румынии, либо пробираюсь с отрядом по русскому югу на Ростов и Новочеркасск. И вот ночью, после переправы через Буг, к нашей заставе подошел юный оборванец. Он назвал себя моим двоюродным братом, но у него был такой «товарищеский» вид, что офицеры ему не поверили и привели ко мне.

За то время, как я не видел его, он могуче, по-мальчишески внезапно вырос. Он стал выше меня. А голос смешно ломался. Павлик ушел из дому за мной в отряд. Он много блуждал и нашел меня только на Буге. С моей ротой он пошел в поход.

В Новочеркасске мне приказано было выделить взвод для формирования четвертой роты. Павлик пошел в четвертую роту. Он потемнел он загара, как все, стал строгим, внимательным. На моих глазах он мужал.

В бою под Белой Блиной Павлик был ранен в плечо, в ногу и тяжело в руку. Руку Павлику свело. Она не разгибалась, стала сохнуть. Светловолосый веселый мальчуган оказался инвалидом в восемнадцать лет.

Но он честно служил и с одной рукой. Едва отлежавшись в лазарете, он прибыл ко мне в полк.

Не буду скрывать, что мне было жаль исхудавшего мальчика с высохшей рукой, и я отправил его отдохнуть как следует в отпуск в Одессу.

Там была тогда моя мать. Павлик весело рассказывал мне потом, как мать, которой пришлось жить в Одессе под большевиками, читала в советских сводках о белогвардейце Туркуле с его «белобандитскими бандами», которого, по-видимому, порядком страшились товарищи. Мать тогда и думать не могла, что этот страшный белогвардеец Туркул был ее сыном, по-домашнему Тосей, молодым и, в общем, скромным штабс- капитаном.

Когда Павлик открыл матери тайну, что белый Туркул есть именно я, мать долго не хотела верить. Такой грозной фигурой малевали, честили и прославляли меня испуганные советские сводки, что даже родная мать меня не признала.

Павлик, вернувшись из Одессы, был без руки негоден к солдатскому строю, и я зачислил его в мой штаб. Тогда же, по секрету от Павлика, я представил его на производство в офицерский чин. В одном бою, уже после нашего отступления, я со своим штабом попал под жестокий обстрел.

Мы стояли на холме. Красные крыли сильно. Кругом взметало столбы земли и пыли. Я обернулся зачем-то назад и увидел, как у холма легли в жесткую траву солдаты связи, а с ними лег и мой Павлик, прижавшись лицом к земле.

Он точно почувствовал мой взгляд, поднял голову и сразу стал на ноги, вытянулся. А сам начал краснеть, краснеть, и слезы выступили на глаза.

Вечером, устроившись на ночлег, я отдыхал на походной койке в хате, вдруг слышу легкий стук в дверь и голос: — Господин полковник, разрешите войти. — Войдите.

Вошел Павлик. Стал у дверей по-солдатски, молчит.

— Тебе, Павлик, что?

Он как-то встряхнулся и уже вовсе не по-солдатски, а застенчиво, по-домашнему сказал: - Тося, даю тебе честное слово, я никогда больше не лягу в огне. — Полно, Павлик, что ты...

Бедный мальчик! Я стал его, как умел, успокаивать, но только отпуск в хозяйственную часть, на кутью к моей матери, к тете Соне, как он называл ее, убедил, кажется, Павлика, что мы с ним такие же верные друзья и удалые солдаты, как и раньше...

23 декабря 1919 года, ранним утром, Павлик уехал к своей тете Соне на кутью.

Я проснулся в утренних потемках, слышал его осторожный юный голос и легкий скрип его шагов по крепкому снегу. В то студеное, мглистое утро с Павликом на тачанках отправились в отпуск несколько офицеров. К ним по дороге присоединились две беженки из Ростова, интеллигентные дамы. Их имен я не знаю.

Все они беззаботно тащились по снегу и мерзлым лужам к хозяйственной части.

По дороге, на встречном хуторе, устроили привал. Конюхи распрягли коней и повели на водопой. Тогда-то и налетели на них красные партизаны.

Одни конюхи успели вскочить на лошадей, ускакать. К вечеру, обмерзшие, окутанные паром, примчались они ко мне в Кулешовку и растерянно рассказали, как напала толпа красных партизан, как они слышали стрельбу, крики, стоны, но не знают, что с нашими.

Ночью, в жестокий мороз, с командой пеших разведчиков и двумя ротами первого батальона, я на санях помчался на тот хутор. Меня лихорадило от необыкновенной тревоги.

На рассвете я был у хутора и захватил с удара почти всю толпу красных партизан.

Они перебрались в наш тыл по льду замерзшего Азовского моря, может быть, верст за сорок от Мариуполя или Таганрога. Нападение было так внезапно, что никто не успел взяться за оружие.

Наши офицеры, женщины, Павлик были запытаны самыми зверскими пытками, оглумлены всеми глумлениями и, еще живые, пущены под лед. Все захваченные партизаны, отчаянная и пьяная сволочь, тюремная рвань, были расстреляны на месте.

Хозяйка дома, у которой стоял Павлик, рассказала мне, что «того солдатика, маленького, статного, да сухорукенького партизаны обыскали и в кармане шинели нашли новенькие малиновые погоны подпоручика. Тогда его стали пытать».

Кто-нибудь из штабных писарей, зная, что я уже подал рапорт о производстве Павлика в офицеры, желая сделать Павлику приятное, сунул ему на дорогу в карман шинели малиновые погоны подпоручика.

Никого не нашли подо льдом. Много лет я молчал о мученической смерти Павлика. И долго не знала мать, что с сыном.

Всем матерям, отдавшим своих сыновей огню, хотел бы я сказать, что их сыновья принесли в огонь святыню духа, что во всей чистоте юности легли они за Россию. Их жертву видит Бог.

Я хотел бы сказать матерям, что их сыновья, солдаты без малого в шестнадцать лет, с нежными детскими впадинами на затылках, с мальчишескими тощими плечами, с мальчишескими шеями, повязанными в поход домашними платками, стали святыми отроками России.

Россия Молодая вся вошла с нами в огонь. Необычайна, светла и прекрасна была в огне юная Россия. Такой никогда и не было, как та, под боевыми знаменами, с детьми-добровольцами, пронесшаяся в атаках и крови сияющим видением.

Та Россия, просиявшая в огне, еще будет. Для всего русского будущего та Россия бедняков-офицеров и воинов-мальчуганов станет русской святыней. Скинией Завета.»


Опубликовано 15.12.2012 в 10:29

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Николай Стриженов
Николай Стриженов Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 09:37 Полностью с Вами согласен Жанна!.. Такие, псевдоисторики, по-сути - провокаторы, очень часто начинают вспоминать о "слезе безвинных детишек", когда им выгодно... Вопрос: с какой целью и зачем им это надо... Текст скрыт развернуть
6
Сергей Викторович Самохвалов
Сергей Викторович Самохвалов Жанна Чёшева (Баранова) 18 декабря 12, в 02:19 А ещё можно трогательно рассказать про подвиги пионеров-героев, чем с удовольствием и занимался советский агитпроп от истории (школьная серия "Пионеры-герои", вспомнили?).
Почему когда Гитлер награждает малолетних патриотов своей страны (Германии) - это плохо, а когда Калинин - советских малолеток - тоже патриотов своей родины-СССР - это хорошо? Чем подвиг малолетнего Ганса, спалившего "фаустпатроном" советский танк на улице своего родного германского города, хуже и аморальнее подвига советского малолетнего Ивана, поджегшего немецкий танк бутылкой с зажигательной смесью на улице своего родного советского города? Оба ребенка воевали каждый за свою Родину (национал-социалистическую Дойчланд или социалистическую Совдепию - не имеет значения) и совершили, на мой взгляд, равнозначные подвиги.
Текст скрыт развернуть
2
Сергей Похвалов
Сергей Похвалов 17 декабря 12, в 10:43 Присоединяюсь к коментариям Жанны и Николая. Вообще напрашивается вопрос зачем Самохвалов так усердно публикует однобокий материал. Неужели сейчас мало вопросов по современной политике ПедРосов, или он так отвлекает? Текст скрыт развернуть
5
Сергей Викторович Самохвалов
Сергей Викторович Самохвалов Сергей Похвалов 18 декабря 12, в 02:27 Ничего так, что нынешние "педроссы" - выходцы из преступной организации КПСС, внуки и правнуки жидо-большевицких палачей русского народа? Территория Великой России уже освобождена от советских оккупантов и скоро будет освобождена и от их коммунистических выкормышей, ради сохранения своей власти перекрасившихся в "единороссов". Напоминаю при каком строе живет нынешняя Эрэфия (пародия на СССР):
Путин В.В., член КПСС с 1975 года.
("– Когда вы вышли из партии?
– Я не выходил. КПСС прекратила существование, я взял партийный билет, карточку, положил в стол – там все и лежит." http://archive.kremlin.ru/articles/bookchapter6.shtml )
Медведев Д.А., член КПСС с 1985 года
Чуров В.Е.,член КПСС с 1982 года.
Нарышкин С.И., член КПСС с 1976 года.
Матвиенко В.И., член КПСС с 1972 года.
Собянин С.С., член КПСС с 1986 года.
Полтавченко Г.С., член КПСС с 1975 года.
и т.д. и т.п.
Текст скрыт развернуть
3
юрий иванов
юрий иванов Сергей Викторович Самохвалов 20 декабря 12, в 22:59 Спасибо, Сергей, за убеждённость и понимание первопричины наших невзгод.. иногда вылезу с почти теми же комментами - уу! я и не патриот (терпеть не могу этого инослова..), и ващще дерьмо на палочке ;-)
Как в Германии, подзабывшей войну и гитлеризм, поднимались неонацисты - так и у нас поднимают голову неокоммунисты и оболваненые ими (молодёжь ведь не знает советских мерзостей..)
Текст скрыт развернуть
-1
Сергей Похвалов
Сергей Похвалов Сергей Викторович Самохвалов 21 декабря 12, в 04:45 *Территория Великой России уже освобождена от советских оккупантов* - это о какой ВЕЛИКОЙ России идет речь? О разбитой на 15 осколков? Или для Самохвалова ни Украина, Ни Белоруссия, не являются частью ВЕЛИКОЙ России? А как же тогда истоки Руси- откуда есть пошла русская земля? А как же земли Семиречья, освоенные казаками в Казахстане? А какже целина, где основное население русские? А как же Прибалтика, которая уже в НАТО, за присоединение которой к России вевали шаши предки при императоре Петрен 1? За что ваши воевали я не знаю, судя по тому что вы восхваляете тех иуд, что лизали сапоги гитлеру остается только догадываться.
И еще- неужели вы, господин Самохвалов, счиаете что благодаря таким как вы коллабрационистам как вы, сегодня Россия, или вернее то что что от нее пока еще осталось, свободна? То что пу бывший коомунист еще ни очем не говорит, в те времена многие шли в КПСС чтобы зделаь карьеру, как и сегодня идут в ЕдРо за тем же. Это не идейные коммунисты, а приспособленцы и карьеристы, они при любой власти будут как паразиты стараться устроиться покомфортнее.
Но неужели при всем уважении к российским императорам, в царской России все было идеально и чиновники не брали взяток, не воровали из казны и т.д.? И почему тогда если все было так прекрасно то Господь допустил падение монархии и гражданскую войну?
Кризис монархии в России назревал задолго до 1917 года. Поражение Российской империи в войне с Японией, малоэффективные реформы, своеволие чиновников на местах, нарастающий социальный кризис - те факторы, которые пошатнули авторитет императора Николая II в глазах общественности.Из-за того, что огромное количество денежных средств и продуктовых ресурсов отдавалось армии, в государстве наблюдался не виданный до тех пор высокий уровень инфляции, цена на товары первой необходимости возросла в 10 раз.

В военное время закрывалось множество предприятий, так как существующие хозяйственные связи с европейскими странами бесповоротно разрывались. Народ империи был морально истощен, как затянувшийся войной, так и неумением Николая II решать нарастающие государственные проблемы.

Из сложившейся ситуации было два выхода: радикальное реформаторство либо же революция. Терпение народа Российской Империи оборвалось в феврале 1917 года. Существует версия, что революцию спровоцировали женщины, которые утром 23 февраля не смогли купить хлеба, из-за чего начали открыто выражать свое недовольство прямо на улице.

К ним присоединились рабочие, которые в это время шли на фабрики и заводы. К концу дня в Петрограде на улицы вышло более 220 тыс. протестующих людей. С призывом «Долой самодержавие!», на сторону горожан перешли солдаты Петроградского гарнизона.

Уже через два дня революционно настроенным населением были захвачены основные стратегические объекты столицы Петропавловская крепость, Арсенал и главпочтамт. Попытки правительства и императора стабилизировать положение в стране не принесли положительного результата.

Николай II, в это злополучное для государства время, перебывал в своей загородной резиденции. Недооценив серьезность положения, император допустил ошибку, которая окончательно положила конец монархии в России приказал приостановить работу Думы, тем самым фактически предоставил всю власть революционерам.В начале марта 1917 года, Николай II потерял связь со столицей и уже не мог получать достоверную информацию о положение в стране. 2 марта император получил телеграмму от генералов Рузского и Алексеева, в которой говорилось о необходимости его отречения от престола.

В этот же день Николай II подписал манифест об отречении от российского престола и назначил своим преемником младшего брата Михаила Романова. Великий князь Михаил не имел желания перетягивать на себя гнет революционного ополчения, и 3 марта также отказался от императорской короны.8 марта императорская семья была арестована это и стало заключительным этапом падения российской монархии.Тот факт, что от Николая II отвернулись все его соратники: чиновники, ближайшие родственники, иностранные правители, которые раннее гарантировали свою поддержку, говорит в первую очередь о том, что революция была логическим итогом социально экономического кризиса.
Смена государственного правления была необходима обществу. 1917 год стал началом нового этапа в жизни государства и народа.

Так кто же были руководители белых армий- неужели все сплошь монархисты? Если все были монархистами, то почему никто не всатл на защиту монархии в феврале 1917г, а присягнули либеральному Временному правительству? Вспомним также что и в дальнейшем Белое движение, за редкими исключениями, стояло на «непредрешенческой» позиции между монархией и республикой. и ЛИШЬ ПОСЛЕ ГРАДАНСКОЙ ВООЙНЫ В ЭМИГРАЦИИ ПРОИЗОШЛО ОСМЫСЛЕНИЕ ВСЕГО ПРОИЗОШЕДШЕГО и только тогда многие стали настоящими монархистами.
Текст скрыт развернуть
6
Сергей Викторович Самохвалов
Сергей Викторович Самохвалов Сергей Похвалов 23 декабря 12, в 19:01 Слов у Вас много, но истины в них - мало.
Для верноподданных русских людей нет ни украин, ни белоруссий, ни прибалтик, ни иных отдельных территорий с необоснованными претензиями на какой-то "суверенитет". Есть лишь временно отпавшие от Великой России (Великороссии) Киевская, Минская и другие губернии Российской империи, которые и будут (добровольно или насильственно - уж как пойдет) возвращены под власть Императора Всероссийского после завершения позорного периода республиканского "междуцарствия". Это даже не обсуждается, поскольку земли эти - законная недвижимая собственность Русских Царей из Дома Романовых. Территориальные приращения своей державы русский народ сполна оплатил жизнями одетых в военную форму храбрейших своих сынов.
Реставрация монархического правления в нашей стране логично сочетается с восстановлением губернского административно-территориального деления Российской Империи. Границы губерний (областей, уездов и т.д.) восстанавливаются на основании данных географических карт российского государства, изданных до 1917 года. Пусть и далее существует республика Польша, но земли, на которых до крушения в России монархии располагались российские губернии (Варшавская, Калишская, Келецкая, Ломжинская, Люблинская, Петроковская, Плоцкая и другие), необходимо вернуть законному владельцу – Царю Польскому и самодержавному правителю Российской Империи. То же самое касается и иных владений России, не входящих ныне в пределы нашего Отечества. Это не «великорусская экспансия», – а простое возвращение законному владельцу похищенной преступным путем недвижимой собственности последнего нашего Государя. Решение же судьбы земель, благоприобретенных Россией в «период междуцарствия» (Калининградская область и др.), будет зависеть от благоусмотрения будущего Императора.
Далее Вы пишете: "Но неужели при всем уважении к российским императорам, в царской России все было идеально и чиновники не брали взяток, не воровали из казны и т.д.?" Это старый избитый прием левацких демагогов использовался ещё в Российской империи. Тогда же и был дан на него разумный ответ: "Отождествление всех отрицательных явлений нашей государственной, общественной и народной жизни с Самодержавием - излюбленнейший прием нашей революционной пропаганды. Постигнет-ли страну какое-нибудь несчастье, проворуется какой-нибудь чиновник, обнаружится в бюрократическом мире какое нибудь злоупотребление, побьет пьяного городовой, - во всем этом виноватым оказывается Самодержавие, все это проистекает, оказывается, не от людей, а от принципа, и все это эксплоатируется для революционных целей." http://maxpark.com/user/4294968565/content/1313938
В республиканской Совдепии перестали чиновники брать взятки и воровать казенные деньги? - нет, напротив, взяточничество и казнокрадство многократно возросли одновременно с резким увеличением штатной численности советского чиновничества. В итоге "уже к 1922 г. численность аппарата составила 2,5 млн. "совслужащих" - в 10 раз больше, чем чиновников в царской России. (…) Громоздкая машина советского государства вовсю буксовала и работала на холостом ходу и из-за некомпетентности сотрудников, и из-за общего развала в стране, и из-за бездумных распоряжений и сплошной межведомственной неразберихи." http://www.modernlib.ru/books/shambarov_valeriy/gosudarstvo_... И люди начали с запоздалой благодарностью вспоминать прежних высокообразованных, компетентных и культурных, царских чиновников.
Текст скрыт развернуть
0
Павел Чумаков
Павел Чумаков 17 декабря 12, в 14:04 Я поставил плюс статье и несмотря на ее критику со стороны читателей, хотелось бы заметить то, что у каждого своя война. Еще мне хотелось бы заметить Сергею, что действительно дети русской интеллигенции приносились в жертву, но эта жертва, очень часто была принесена именно их родителями. Ведь именно деградация элиты того времени, довела Россию до кровавой мясорубки. Об этом лет так за 30-40 предупреждал Феофан Затворник«У вас там, — и всюду — охают и охают. Беда! беда! и беда видна. Но никому в голову не приходит — загородить и завалить источник беды. Как шла французская революция? Сначала распространились материалистические воззрения. Они пошатнули и христианские и общерелигиозные убеждения. Пошло повальное неверие: Бога нет; человек — ком грязи; за гробом нечего ждать. Несмотря однако на то, что ком грязи можно бы всем топтать, у них выходило: не замай! не тронь! дай свободу! И дали! Начались требования — инде разумные, далее полуумные, там безумные. И пошло все вверх дном. Что у нас?! У нас материалистические воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства — выражается свободно. Выходит, что и мы на пути к революции. Как же быть? Надо — свободу замыслов пресечь — зажать рот журналистам и газетчикам. Неверие объявить государственным преступлением, Материальные воззрения запретить под смертною казнью. Материальные воззрения чрез школы распространяются <…> Кто виноват в этом? Правительство. Оно позволило. Следовательно, кому следует всё это пресечь? Правительству.» Вот и получили они свободу, о которой столько мечтали. У Шмелева в "Солдатах" это хорошо показано. Но вот сравнивать Гитлерюгенд с кадетами, да и вообще с Белой армией, как минимум некорректно. Белые, как и Красные, умирали и сражались, каждый за свою Россию. Да и в рядах Красной армии, думаю было достаточно безусых мальчишек. Что поделать?!!! Нет войны страшнее, чем гражданская!!! «Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка»- Пушкин. Текст скрыт развернуть
5
Жанна Чёшева (Баранова)
Жанна Чёшева (Баранова) Павел Чумаков 17 декабря 12, в 14:39 А что в Гитлерюнге были не такие же ДЕТИ???????? Почему это некорректно (вот ведь какое хитрое словечко появилось, сродни "толерантности";) сравнивать несчастных детей , попавших по воле их родителей и окружающих взрослых в эти дурацкие рубиловы? Сравнивать Гитлера, Сталина и Путина - вот верх некорректности (неучтиво, невежливо, а на моё понимание - проявлений невеждности, т.е. автор такого сравнения является обыкновенным невеждой, надеюсь, это понятие ещё не устарело). А дети, они и в Африке дети и
"Счастье всего мира не стоит одной слезы на щеке невинного ребёнка" Ф.М. Достоевский
Текст скрыт развернуть
10
Павел Чумаков
Павел Чумаков Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 16:03 Извините, но Вы меня совершенно не поняли. Не нравится "некорректно"? Хорошо, тогда выражусь по иному, это совершенно аморально, как и ставить знак равенства, между коммунизмом и фашизмом Гитлера, также как и ставить знак равенства между Гитлером, Сталиным и Путиным, ибо нацизм по самой своей сути- есть преступная идеология. А лично для меня, так и вообще, здесь попахивает святотатством. Ведь Вы поставили знак равенства, между Белым движением (со всеми его плюсами и минусами) и немецким фашизмом. Текст скрыт развернуть
2
Жанна Чёшева (Баранова)
Жанна Чёшева (Баранова) Павел Чумаков 17 декабря 12, в 17:04 Я поставила знак равенства между взрослыми, втянувшими в свои дурацкие "игры" детей. Дети ВСЕ (любых цветов, вероисповеданий и пр...) одинаково наивны и доверчивы, и совершеннейшим преступлением считаю втягивать их во все эти мерзости, независимо от того, с какой стороны это делается: со стороны ненавистного фашизма или любимого Вами белого движения. Кстати, Гитлер в этом отношении оказался даже честнее: он это использовал, когда уже ему привлекать было абсолютно некого, а у белогвардейцев ещё по парижским ресторанчикам сидела куча "сторонников", которые за бутылочкой винца ждали, когда эти детишки, описанные в данном посте, наведут им порядок в стране и, наверное, выстелят ковровую дорожку для их возвращения. Видимо, мы с Вами читали разные книжки про белогвардейцев, я их не просто не уважаю, а презираю. И мне смешно слушать их сопливые романсы даже в талантливом исполнении Малинина Текст скрыт развернуть
5
Павел Чумаков
Павел Чумаков Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 18:42 Что касается моей любви к Белому движению, то это Вам сильно показалось. Действительно, там были люди мне симпатичные, но их количество было столь незначительным, что они не оказывали серьезного влияния, да и не могли оказать. Я просто уверен, что отхождение России, от органичного для ее самобытности исторического развития, произошло во времена Петра 1 (который установил в России абсолютную монархию европейского образца) и рано или поздно развязка должна была стать именно такой кровавой и катастрофичной. Но вослед Пушкину и Достоевскому, я считаю, что монархия есть единственная форма правления которая может удержать Россию от гибели и именно поэтому русский народ в целях выживания и в противовес революционерам-большевикам, породил "красного царя" Сталина. Он в свою очередь, вытащил Россию из космополитической пропасти. А в европейских ресторанчиках еще задолго до этих событий, собирались всевозможные революционеры и подумывали, как им ввергнуть Россию в кровавую мясорубку, а потом обустроить по своему больному воображению. И вот именно этих благоустроителей, уже я презираю от всего сердца. Книжки же, мы читали одни и те же, только по разному их понимаем. По поводу привлечения молодежи, то хочу Вам напомнить, что Аркадий Гайдар вступил в ряды Красной Армии в 14 лет и таких гайдаров было тысячи и с той и с другой стороны. Я просто, очень не люблю однобокий подход к историческим событиям. Более того, как правило, именно молодежь является самой активной и боевой частью в любой террористической организации. Что же касается юношей от 14-18 лет, то это как правило самые агрессивные, жестокие, но и смелые войны в любых боевых действиях. В эти годы смерть им часто кажется, чем-то нереальным (отсюда смелость), а понятия о добре и зле еще, как правило до конца не сформировались (отсюда жестокость), поэтому молодежные банды самые дерзкие и беспощадные и этим часто пользовались, как белые, так и красные. Еще хочется напомнить, о Павлике Морозове, он тоже является вашим героем? Так что, давайте не будем мазать историю черной и белой краской, она как и вообще человеческая жизнь намного сложнее и многогранней. Текст скрыт развернуть
0
Жанна Чёшева (Баранова)
Жанна Чёшева (Баранова) Павел Чумаков 17 декабря 12, в 19:32 Хахахахахаха....Вы так и не поняли даже с 3-его раза, что мне плевать: белые, красные, коричневые... Нет у меня героев среди политиканов! Я на стороне детей! И те же Павлик и Гайдар - обычные мальчики, оболваненные взрослыми идиотами, ничем не отличающиеся ни от тех мальчиков, о которых пост, ни от тех, что в гитлерюгенд.
Вы всё правильно пишете про этот возраст 14-18, поэтому именно в этом возрасте их просто НЕЛЬЗЯ привлекать, этим им портят всю оставшуюся жизнь. И именно поэтому в армию брали именно с 18-ти ))))
Текст скрыт развернуть
4
Павел Чумаков
Павел Чумаков Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 20:30 Ну Вашего ха-ха-ха, я не поддерживаю, слишком трагичная тема. И это Вы не желаете понять, что эти мальчики умирали, умирают и будут умирать, до скончания веков и дело тут не в политиках. В любом конфликте, всегда прежде всего страдают именно дети, женщины и старики, т.е. самая слабая часть общества. А пока будут идти войны (а они будут идти до скончания веков), в них будут участвовать дети. Что касается России, то о ее главной проблеме я уже писал выше и пока народ, а главное интеллигенция, т.е. элита, этого не поймут, то будет страдать весь русский народ и конечно же будет, самая беззащитная его часть- дети. Так что, здесь не до ха-ха- плакать надо. Текст скрыт развернуть
-1
Жанна Чёшева (Баранова)
Жанна Чёшева (Баранова) Павел Чумаков 17 декабря 12, в 21:58 Вы, действительно, по-русски плохо понимаете, что ли? Ха-ха относилось не к теме, а к вам лично!!!! Что Вы с 3-го захода так и поняли мысли, озвученной в первом моём комментарии, но теперь я уже уверена, что Вы точно опять не поймёте. Потому удачи Вам во всём и более понятных для Вас собеседников))))) Текст скрыт развернуть
4
Павел Чумаков
Павел Чумаков Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 22:16 Я рад, что доставил Вам удовольствие и Вы вдоволь насмеялись. Но все таки не стоит на всех плевать, тем более на народ и в том числе на его детей "мне плевать: белые, красные, коричневые", ведь наш народ и состоит из белых, красных и даже коричневые встречаются. Слишком уж эти поплевывания походят на либератизм, им тоже на всех плевать, они хотят чтобы никто не плакал и не страдал и ради этого светлого будущего "цивилизованных и добрых" (т.е. толерантных) людей, готовы уничтожить весь пол человечества. Вы слишком непоследовательны в своих суждениях. Спаси Господи! Текст скрыт развернуть
0
Сергей Викторович Самохвалов
Сергей Викторович Самохвалов Павел Чумаков 18 декабря 12, в 02:48 Про подвиги юного палача Аркадия Гайдара при советской оккупации Хакассии хорошо рассказал русский писатель Владимир Солоухин в "Соленом озере": http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/solouhin/slt_lake.htm Из свидетельских показаний Е. Г. Саможикова:
"- Видел сам. Моего родственника, 12 лет, который играл железным шомполом, увидел Голиков. "Что это такое? Где взял? Ты, наверное, связной?"
Мальчик ничего не мог ответить. Наверное, он даже не знал, что такое - связной. В ярости Голиков шашкой зарубил мальца."
Нормальный такой "советский герой": "Аркадий Гайдар: палач, психопат, писатель": http://maxpark.com/community/4375/content/1412461 "Местные советские руководители постоянно жаловались на Гайдара Например, в письме волостного исполкома, посланном с нарочным из села Курбатова в Ачинск, говорится: «Прибывший отряд сразу пустил в ход плети, которые, по нашим мыслям, должны существовать в области преданий… а не проявляться теперь при Советской власти».
Конец бесчинствам Гайдара пришел лишь после того, как он, несмотря на приказ начальства доставить пленных в штаб для допроса, лично расстрелял их, не желая выделять людей для конвоя. Командующий ЧОНом губернии В. Какоулин был вынужден признать: «Голиков по идеологии неуравновешенный мальчишка, совершивший, пользуясь служебным положением, целый ряд преступлений». Гайдар был вызван в Красноярск для объяснения; его исключили из партии, сняли с должности и направили на психиатрическое освидетельствование."
Текст скрыт развернуть
-1
Павел Чумаков
Павел Чумаков Жанна Чёшева (Баранова) 17 декабря 12, в 18:53 А по поводу плюса, беру свои слова обратно- это я не подумав. Слишком уж провокационное и некорректное название, хотя статья мне нравится. Пусть люди читают и думают, насколько отвратительна и жестока- гражданская война!!!!!! Текст скрыт развернуть
1
Юрий Бурковский
Юрий Бурковский 17 декабря 12, в 16:12 "... составлять много книг - конца не будет, и много читать - утомительно для тела". Экклезиаст 12:12. Текст скрыт развернуть
4
Константин Анатольев
Константин Анатольев 22 декабря 12, в 12:10 Александр, я полностью с вами согласен. О какой гордости может идти речь когда брат убивает брата, когда под молотом войны погибли или умерли от голода и болезней миллионы русских? Восхвалять гражданскую братоубийственную войну может только не совсем психически здоровый человек. Текст скрыт развернуть
2
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 21