ВИКтор предлагает Вам запомнить сайт «"Веру - Царю, жизнь - Отечеству, честь - никому"»
Вы хотите запомнить сайт «"Веру - Царю, жизнь - Отечеству, честь - никому"»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

"Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов Отечества, любите враги ваша. Аминь"

Православные праздники

сайт посетили

счетчик посещений человек

Читать

О сайте

  • "Русской народности подобает всеобъединяющая
    и всеподчиняющая сила, но каждой народности
    да будет свобода во всем, что этому объединению
    и этому подчинению не препятствует".

    Император Александр III

Новички

1043 пользователям нравится сайт lawyer-russia.mirtesen.ru

Последние комментарии

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ
Огромное СПАСИБО автору публикации.
ВИКТОР КУЗНЕЦОВ Завещание Валентина Распутина
Виктор Кедун
Они уже..... бомжи!
Виктор Кедун Наталия Витренко: Украина - государство-смертник. (ВИДЕО)
Жанна Чёшева (Баранова)
Константин Ионов (К.Р.А.Б.Е.К.)
.
Константин Ионов (К.Р.А.… Он им сам подсказал кого принести в жертву
Жанна Чёшева (Баранова)
Василий Луна
Сергей Похвалов
Олег Чернов
юрий иванов
Людмила С.

Поиск по блогу

ЗЕМЛЯ ЖДЕТ

развернуть

март-апрель 2002

 

ЗЕМЛЯ ЖДЕТ

ЗЕМЛЯ ЖДЕТ

Кто вернул к жизни разоренное село

Год назад, 6 марта 2001-го, в трехстах верстах от Москвы возникла невиданная прежде в России форма хозяйственного уклада. Жители села Слободка (Рязанская область, Михайловский район) провели учредительное собрание сельскохозяйственного кооператива «Воскресение» и избрали председателем… архимандрита Сретенского монастыря отца Тихона (Шевкунова). Так пересеклись пути столичной монашеской обители и небольшого рязанского колхоза.
ЗЕМЛЯ ЖДЕТ

По сути сельхозкооператив «Воскресение» являет собой совершенно новый для России тип предприятия. В последние годы в стране возникло немало монастырских хозяйств, однако «Воскресение» не принадлежит к их числу. В просторечии его до сих пор называют колхозом, что в целом соответствует действительности. В производственном плане мало что изменилось. Жители Слободки, работавшие прежде в колхозе «Восход», не стали «монастырскими крестьянами». Изменился лишь процесс управления хозяйством, который теперь осуществляет братия Сретенского монастыря во главе с отцом Тихоном.
В принципе подобная «смена власти» – когда инвестор, решившийся поднять кризисное предприятие, берет руководство на себя – частое явление в современной хозяйственной жизни. Разница заключается в том, что Сретенский монастырь, вложивший на нужды колхоза «Воскресение» весьма значительные средства, не ждет от этих вложений никакой коммерческой выгоды. Монастырь помогает рязанским крестьянам совершенно бескорыстно, из милосердия к ближним, попавшим в беду. Если угодно, это еще одно послушание монахов Сретенской обители.

РАЗОРЕНИЕ
До начала рыночных реформ колхоз «Восход», в котором работало большинство трудоспособных жителей Слободки, был вполне благополучным хозяйством. По урожаю зерновых и удоям молока он был передовым в районе, держал переходящее красное знамя.
Проблемы начались в начале 90-х, когда деньги, которые колхоз получал за свою продукцию, стали стремительно обесцениваться. С каждым годом у крестьян оставалось все меньше средств на закупку новой техники и удобрений. Потом появилась нехватка семян, пришлось сокращать посевные площади. Почти нечем было пахать: за десять лет колхоз приобрел всего лишь один трактор. Рассказывают, что когда он уходил в поле, жители Слободки с замиранием сердца ожидали его возвращения – боялись, что трактор сломается, и тогда лишится хозяйство последней опоры. О зарплате крестьяне и думать забыли: начиная с середины 90-х они получали по 100-120 рублей в месяц, да и то не всегда. Под конец, когда стало совсем уж невмоготу, детей порой кормили комбикормом: настоящей еды не хватало. Домашнюю скотину – коров, бычков, поросят – держали лишь немногие семьи.
Когда колхоз юридически переоформили в товарищество с ограниченной ответственностью, от этого ничего не изменилось – потому что денег все равно не было. Годы лихолетья и неприкаянной жизни многих довели до отчаяния. О том, чтобы следить за севооборотом и вести земледелие по правильной системе, никто уже не думал. У людей опускались руки, и стакан водки часто был единственным утешением. Все это откладывало отпечаток и на психику людей. Одни делали все спустя рукава, другие и вовсе не видели смысла в работе, стремительно теряя приобретенную годами привычку к труду.
Тем не менее большинство жителей еще продолжало на что-то надеяться. Несмотря ни на что, в Слободке продолжала работать школа-одиннадцатилетка, в которой училось больше сотни ребятишек. Хотя детей почти не во что было одевать, колхоз и жители деревни поддерживали школу крупой, молоком, мукой. Старые, потрепанные учебники, выпущенные еще лет двадцать-двадцать пять назад, берегли как зеницу ока.
Поскольку 80-е годы выдались для Слободки относительно благополучными, в деревне жило много молодых, работящих людей. Большинство мужчин были механизаторами широкого профиля – трактористами, комбайнерами, женщины же в основном работали доярками на ферме. В двадцать пять, тридцать, сорок лет людям не хотелось сдаваться, бросать дом, бежать в областной центр или в Москву, перебиваться случайными заработками. Понимали, что в столицах они никому не нужны, и никто их там не ждет.
Зима 2000/2001 года выдалась необыкновенно тяжелой: удалось засеять лишь ничтожно малую часть посевных площадей. Нечем было кормить колхозный скот, дела на ферме дошли до того, что от каждой фуражной коровы можно было получить всего лишь литр молока в день. Наконец, стало ясно, что кормов до конца зимы все равно не будет, и значит, весь скот придется пускать под нож. Это был бы конец всему, настоящая катастрофа для крестьянского хозяйства.
Люди отчаянно искали какой-то выход, посылали ходоков в райцентр, просили о помощи представителей местных властей. Прежний председатель колхоза ничего не мог поделать, а миллионные долги множились, причем часть из них составляли займы, сделанные у частных лиц. На балансе колхоза «Восход» висело восемь миллионов рублей долгов, и денег больше не было.

Хозяйство неминуемо ожидало банкротство и раздел имущества между кредиторами. Деревенские бабушки молились о чуде, почти не веря, что оно еще возможно

ПОМОЩЬ
А чудо все-таки произошло. «Недалеко от нас, километрах в восьми, находится подворье Сретенского монастыря, который возглавляет архимандрит Тихон (Шевкунов). Мы обратились к ним за помощью, когда больше идти было некуда. Они согласились помочь. Так мы перешли в колхоз, который отец Тихон назвал “Воскресение”», – рассказывает главный агроном хозяйства Надежда Михайловна Жилина.
В деревне многие считают, что Надежда Михайловна – героическая женщина, которая восстанавливала все буквально с нуля. С утра до поздней ночи Жилина была на полях. Говорят, что это исподволь Божья помощь, ибо самому человеку столько выдержать невозможно. В Рязанскую область Надежда Михайловна, закончив сельскохозяйственный техникум, приехала шестнадцать лет назад из Закарпатья. Работала агрономом, пережила расцвет и упадок колхоза. И когда появился шанс поднять хозяйство на ноги, она постаралась сделать все, что в ее силах. Ведь для того, чтобы выправить ситуацию, мало было одной лишь помощи Сретенского монастыря. Требовалось, чтобы кто-то еще был готов эту помощь принять и разумно ею распорядиться.
Начали с того, что стали спасать гибнущих от недоедания коров. На средства монастыря на зиму закупили 242 тонны фуража, а затем еще 200 тонн силоса. Всего в Слободке 533 головы крупного рогатого скота – 265 коров, 8 бычков, остальные – нетели. Прошлой весной это было, пожалуй, самое ценное имущество колхоза, без которого существовать дальше просто невозможно. Слава Богу, животных откормили, и постепенно они пришли в норму. Теперь по молоку хозяйство занимает второе место в районе, а удои выросли вчетверо. Помог Сретенский монастырь и техникой. В хозяйстве появились два новых трактора К-700, два гусеничных ДТ-75, два белорусских МТЗ-80 и, наконец, ставший местной достопримечательностью суперкомбайн «Бизон» итальянского производства. Вскоре ожидается челябинский грейдер и новый грузовик «ЗИЛ». Закупили еще шесть сеялок, пять культиваторов. Для фермы приобрели четыре транспортера, чтобы своевременно вывозить навоз.
С такими машинами, по мнению Жилиной, хозяйство сможет развернуться в полную силу. До того как монастырь пришел на помощь, хозяйству удалось засеять лишь 150 гектаров озимой ржи и пшеницы, рассказывает Надежда Михайловна. А ведь пашни здесь – 2128 гектаров. «На протяжении последних пяти-шести лет поля не пахали. Весной не успевали провести обработку почвы: ведь поля сорные, а техники не хватало. Не окупалось даже то, что мы сеяли. Теперь же все пахотные земли в колхозе освоены, ничего не пропадает без толку. В этом году засеяли тысячу гектаров озимых культур, вспахали девятьсот сорок пять гектаров зяби. У людей появилась жизненная перспектива, ушло ощущение краха и безнадежности».
Крестьяне регулярно получают зарплату: доярки по 1600-1800 рублей, механизаторы в зимний период – по 1200-1300 рублей. А во время посевной и уборочной трактористы зарабатывают до 8000 рублей в месяц. Для села это очень даже неплохо. Ведь теперь стараниями отца Тихона у всех появилось подсобное хозяйство, колхозники продают поросят, телят. «К нам уже устраиваются на работу из других хозяйств, – рассказывает Надежда Михайловна. – Из соседнего колхоза недавно пришли три механизатора, попросились к нам». Слух о том, что в Слободке регулярно платят зарплату, облетел весь район, и это, в общем, неудивительно: в соседних хозяйствах люди последний раз получали деньги в июле прошлого года.
Однако было бы слишком просто, если бы все проблемы жителей Слободки ограничились одной лишь материальной помощью. Выправлять пришлось не только разруху в хозяйстве. Нужно было привести в чувство тех, кто утратил жизненный стержень, потерял привычку к осмысленному труду. Большой бедой для Слободки было пьянство – говорят, в деревне в прежние времена даже зарплату выдавали водкой.
Как ни странно, кое-кто с подозрением смотрел на нежданных заступников из Сретенского монастыря. «С чего это на нас свалилась такая манна небесная? Что им от нас надо?» – спрашивали скептики. Возможно, если бы колхозу «Восход» вдруг решил помочь какой-то светский благотворитель, люди так и не поверили бы ему до конца. И не исключено, что вся помощь пошла бы не впрок, а впустую – новая техника заржавела бы без правильного ухода, удобрения бы сгнили, а семена остались незасеянными.
Но в отношении Сретенской обители такого недоверия почти не было. «Мы знали, что нам помогает монастырь, который сам живет на средства, вырученные в основном за счет издания духовной литературы, и что выделенные нам финансы отрывают от восстановления храмов и других церковных нужд», – говорит Надежда Михайловна Жилина. Поэтому и к монастырской помощи крестьяне старались относиться трепетно, понимая, что вкладывают в них не легкие шальные деньги, но «деньги Божии».

Очень быстро жители Слободки почувствовали, что заботу об их хозяйстве взяла на себя не коммерческая структура, главная цель которой – получить прибыль, а Церковь, готовая помочь бескорыстно, из чувства сострадания

ПОСЛУШАНИЕ
«В прошлом году к нам пришли люди из колхоза “Восход” и попросили: “Батюшка, погибаем, берите нас хоть в крепостные, только помогите!” – рассказывал нам уже в Москве архимандрит Сретенского монастыря отец Тихон. – Мы съездили туда раз-другой, и увидели такое запустение, которое можно образно сравнить разве что с заросшим полем, где кругом бурьян и сорная трава. Все было развалено! И что потрясало больше всего – многие даже не держали домашнюю скотину, жили без продуктовых запасов, говорят, детей зимой кормили комбикормом. Это был край нищеты и отчаяния. Мы пообещали сделать все, что в наших силах. Провели собрание, где меня торжественно избрали председателем. И там мы сразу сказали колхозникам: сделаем для вас все возможное, но теперь, дорогие мои, все у вас будет по-другому. Не будем попустительствовать ни пьянству, ни воровству, ни безделью. Если хотите, чтобы все наладилось, необходимо послушание. Причем послушание разумное – не самодурное, не казарменное».
Батюшка велел всем «завязать» со спиртным, а также завести себе домашнюю скотину - коров или хотя бы бычков. Сегодня живность в доме есть практически у всех, многие начали ремонтировать жилье. Дело пошло, люди потеплели, отогрелись душой.
Но самая большая отрада для батюшки Тихона – это деревенские дети, которые поняли смысл происходящего быстрее многих взрослых. «Недавно приезжали столичные телевизионщики из программы “Русский дом”, готовили передачу, общались с народом, – рассказывает отец Тихон. - И когда начали говорить с детьми, ребятишки неожиданно сказали: “Кто, кроме нас, будет эту землю поднимать? Кто, кроме нас, будет веровать в Бога на этой земле?” Мы были просто потрясены, когда услышали это. Ведь дети сами от сердца сказали, никто их этому не учил».
В отсутствие отца Тихона вести дела в колхозе «Воскресение» помогает отец Валерий, монах Сретенского монастыря. Батюшка встретил нас в комнате, где размещается правление. С виду это обычное служебное помещение, только над столом висит икона. Отец Валерий «на хозяйстве» уже больше полугода, никогда прежде он не думал, что придется заниматься сельскохозяйственными работами.
«Поначалу мы были смущены, – рассказывает отец Валерий, – вроде пришли молиться, душу спасать, а тут – севооборот, трактора, гектары, семена... Потом только осознали и поняли, что это воля Божия. Здесь живое тепло в непосредственных отношениях с людьми, взаимопомощь, духовное влияние. Теперь люди верят Церкви, чувствуют, что Церковь не украдет, не расхитит. Наоборот, поможет, последнее отдаст, а себе ничего не возьмет». Летом и осенью помогать хозяйству приезжает вся братия Сретенской обители. В монастыре считают, что работа на земле помогает одолевать страсти, а крестьянский труд может многому научить человека. «Посмотрите, сколько нужно сделать, для того чтобы осенью получить пшеницу! Нужно землю вспахать, засеять, удобрить. Потом на твоих глазах все это всходит, начинает расти, дает урожай. Ведь все это радует, обнадеживает, дает людям смысл существования», – говорит отец Валерий.

В уборочную страду, когда каждый человек на счету, братия Сретенского монастыря работает в колхозе с полной отдачей

Никто не считал количество «трудодней», которые монахи отработали летом в колхозе «Воскресение», однако несколько десятков тружеников - большое подспорье для хозяйства, в котором занято немногим более ста человек. Монахи и послушники работают с зерном на току, сторожами, помощниками комбайнеров. Своими усилиями, своим трудом они помогают хозяйству встать на ноги.
Да и сам факт присутствия людей, решивших посвятить себя Богу, оказывает на работников хозяйства большое духовное влияние. Действительно, находясь рядом с монахами, как-то неудобно пить, сквернословить, вести непристойные разговоры. Вместе с тем молодые люди, которые добровольно отказались от мирских удовольствий и благ, вызывали любопытство колхозников.
«Монахи представляли интерес как явление, – вспоминает отец Валерий. – Крестьяне задавали вопросы и получали ответы. А наши монахи – люди подкованные, умеют найти нужные и доходчивые слова. Конечно, не у всех эти слова укладывались в голове, но задуматься они заставили многих».
Впрочем, пока что монахи и послушники Сретенского монастыря не ведут какой-то системной работы по воцерковлению, просвещая по большей части личным примером. «Если прийти к людям с помощью, с утешением, то все воскреснет, как та земля, над которой мы трудились. Все расцветет, оживет. Потому мы и назвали наш колхоз “Воскресение”», – пояснил нам отец Тихон.
Архимандрит не сомневается в том, что все жители Слободки, у которых есть в душе способность верить, обязательно уверуют. «Если мы землю подняли за десять месяцев огромными трудами, то рассчитываем и на духовные плоды. Но, конечно, не все сразу. Хотя уже и дети, и взрослые ходят в церковь. Просят книги, иконы, просят объяснить, побеседовать с ними», – рассказывает батюшка. Церковь Казанской Божией Матери, которую восстанавливают монахи Сретенского монастыря, многие крестьяне теперь считают своей. На последний праздник чудотворной иконы 4 ноября пришло неожиданно много людей из деревни. Хотя есть, конечно, и сомневающиеся, ведь некоторые до сих пор не могут прийти в себя, избавиться от прошлых печалей. «Одни быстро отошли от тягостного душевного состояния. А другие не вышли из него и по сей день. Апатия, отчаяние, отвращение к работе глубоко разъели душу. Для таких людей работа – как кабала. Им уже все равно. Опять работа, опять ответственность – это гнетет их, им лучше погибать в пороке, но не быть ни за что ответственными», – в сердцах сказал нам отец Валерий.
Врачевать эти душевные раны было нелегко. Первым делом новое начальство начало борьбу с пьянством. «Раньше люди часто ходили на работу пьяными, – вспоминает Надежда Михайловна Жилина. – Бывало, ищем, кого бы послать культивировать или пахать, и не можем найти: все лежат пьяные в стельку… Ходим, смотрим по кустам, кто где лежит. Даже женщины раньше баловались этим делом». Теперь с алкоголизмом на селе стало строго, работники больше следят за собой, остерегаются пьянства. Семеро даже решили «зашиться», чтобы не искушать судьбу. В конце концов работники понимают, что все делается в их же интересах. Когда имеешь дело с сельскохозяйственными машинами, в пьяном виде можно и людей травмировать, и самому покалечиться. Да и требования техники безопасности нужно соблюдать.
Так что перемены к лучшему уже намечаются. Нужно, однако, время, чтобы залечить все раны и взрастить что-то новое.
У колхоза «Воскресение» большие планы на будущее. Идет подготовка к строительству мастерских для зимнего ремонта техники. Руководство серьезно подумывает о том, чтобы приглашать автомехаников, инженеров, механизаторов на сезонные работы. В 2002 году крестьяне собираются освоить три тысячи гектаров новых пахотных площадей. Поэтому уже сегодня надо думать, кого сажать на трактора. Свободных рабочих рук в деревне больше нет: в прошлом году механизаторы во время уборочной работали по две смены. «Сейчас к нам просятся несколько колхозов, но мы физически не можем их принять: средства монастыря очень ограничены. Мы заключили договор с соседним колхозом, возьмем у них часть земли, будем ее обрабатывать. Пока что это – предел наших возможностей», – поясняет отец Тихон.

КТО ПОДНИМЕТ СЕЛО?
Но даже та большая помощь, которая уже оказана колхозу Сретенским монастырем, вовсе не гарантирует ему вечного благополучия. Многие в Слободке опасаются, к примеру, грядущего повышения энерготарифов. Сегодня в колхозе большое стадо коров, молоко сдается по 5 рублей 60 копеек за литр. В месяц на молоке колхоз может заработать 250-260 тысяч рублей. Из них только 60 тысяч уйдет на оплату электричества. А где взять деньги на зарплату, горючее, запчасти, покупку удобрений? Тормозят развитие хозяйства и пресловутые «ножницы» – разница в ценах на ГСМ и зерно. Литр горючего стоит 6 рублей 20 копеек, а килограмм зерна – 2 рубля 20 копеек. Тяжело приходится при такой ценовой конъюнктуре. Чтобы выйти из экономического тупика, нужно создавать в сельской местности свои перерабатывающие производства. Только тогда, когда крестьянское хозяйство начнет реализовать не первичное сырье, а готовую продукцию, можно будет рассчитывать на доходы. Исходя из этой логики собираются действовать и в колхозе «Воскресение». В Слободке планируют построить мукомольню, чтобы продавать готовую высококачественную муку.
Между тем к экономическому симбиозу монастыря и колхоза с интересом присматриваются и госчиновники, занимающиеся проблемами сельского хозяйства. В самом деле, за минувший год в рязанской глубинке накоплен такой опыт, над которым стоит основательно задуматься. И время не терпит. В соседней Тульской области прошлой осенью хлеб убирали... турки, прибывшие по договоренности с тамошним губернатором. Турецкие сельхозрабочие сдали региональной заготконторе оговоренное количество зерна, а излишки забрали себе. Наверное, лет сто-сто пятьдесят назад даже люди с самой мрачной фантазией не могли представить себе ничего подобного.
А ведь в нашей стране тысячи и тысячи таких же разоренных и разваленных хозяйств, как бывший колхоз «Восход». Кто поможет им? Подвигнет ли русских предпринимателей, да и само государство на благое дело пример Сретенского монастыря?
…Наверное, прав батюшка Тихон, на прощание сказавший нам, что «и в землю нашу, и в сердца людские нужно вкладывать душу, заботу и любовь. И плод тогда будет сторицей».

 

Александр Рудаков

 

http://www.ruspred.ru/arh/02/34rr.html


Опубликовано 21.10.2012 в 19:27

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии